Раньше сядешь раньше выйдешь кто сказал

— Фильтрующийся вирус ящура особенно бурно развивается в организме…
— Короче, Склихасовский!
— Тебе не интересно — не мешай. Пожалуйста, дальше.
— …особенно бурно развивается в организме, ослабленном никотином, алкоголем и…
— …излишествами нехорошими.
— Да. Таким образом…

— Предатель! Подлый наёмник!
— Подождите, Нина. Вы послушайте.
— Иуда! Подлец! Сколько тебе заплатили?!
— Да погоди ты!
— Развяжите меня! У, ничтожество! Продажная шкура… Пустите меня! Бандит! Дрянь… Тупица… Хамелеон… У, негодяй! Алкоголик… Фольклорист несчастный. (Шурик целует Нину в губы)

— Пиши с новой строчки: «Обед». Подчеркни. «От супа отказалась».
— Отказалась.
— В скобках: «Суп харчо».
— «Харчо».
— Дальше. «Три порции шашлыка — (сплёвывает) выбросила в пропасть».
(сплёвывает) «В пропасть».
— Теперь вино: «Разбила… две бутылки».
— Три!
— Пиши «три».
— Три… бутылки.

— У вас, товарищ Шурик, неправильное представление о наших местах. Всем известно, что Кузбасс — это… Кузбасс — это всесоюзная кузница, да? Кубань — всесоюзная житница.
— Так.
— А Кавказ — это всесоюзная… что?
— Здравница!
(смеётся) «Здравница»… Нет. Кавказ — это всесоюзная и кузница, и здравница, и житница!
― А.
(появляется администратор гостиницы)
― Дорогой! Где ты пропадал? Ночью я вспомнил замечательный тост для тебя! Извините, пожалуйста. Идём скорее.
― Нет, подожди, уважаемый, подожди. Мы поговорим с Шуриком, а ты запиши пока свой тост в трёх экземплярах и представь потом в письменном виде, да?
― Будет сделано.

― А я-то мечтаю записать какой-нибудь старинный обряд, а участвовать в нём — ну, это было бы совершенно великолепно.
― А, слушай, откуда. Ну посмотри вокруг, что делается, а? Нет, в нашем районе вы уже не встретите этих дедушкиных обычаев и бабушкиных обрядов. Может, где-нибудь высоко в горах, понимаете ли, так это, но, не в нашем районе, вы что-нибудь обнаружите для вашей науки.
― Полезем в горы.
― Ну, правильно, да. Это ваша работа, да. Вы сюда приехали, чтобы записывать сказки, понимаете ли, а мы здесь работаем, чтобы сказку сделать былью, понимаете ли, а? (стук в дверь)
― Да-да?
(входит администратор с тремя бутылками на подносе)
― Я тост принёс!
(Шурик стонет)
― Плохо, да?
― Да…
(администратору) Что себе позволяешь, слушай?!
― Вы же просили в трёх экземплярах? М-м…

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

* * *
Как у преступника с чувством прекрасного?
«Я по прежнему такой же нежный и мечтаю только об одном…»
Медляк – шансон у них необычный.
Так как не сидел, он восхищает,
У них такие красивые песни бывают.
(Вспомните группу «Лесоповал»)
Что-то слышал о передаче женщин,
когда кто-то из сидящих выходит.
Или когда друг погибает.
Дорого внимание, а как же любовь?
Или пока не загремел туда вновь?
Хоть они не вампиры – жёнам не сладко.
Годами ждут мужиков, кто раньше откинется – тот к ней и придёт.
Пока снова не попал, перекантуется, поживёт!
17.06.2013г.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

– Вот я и рассказываю – пили. Потом он втирать мне начал, что кирпичи дыней может колоть, говорит, в десантуре его этому обучали. Ха! А за базар-то отвечать надо! Или как у вас тут, все по-другому? А у нас, начальник, за базар спрашивают! Да. вот я и спросил с него! – Серега тяжело вздохнул. – Только кирпичей мы нормальных нигде не нашли! Я ему хотел этих, белых, ну, силикатных, достать. А их нигде нет. Ну искали-искали, а потом забыли про них и снова сели бухать. А как догнались – у него сразу гонор: « А слабо, – говорит, у меня полено на башке расколоть?»

– Я ж говорю – бухали. Сначала дома. А потом матушка ныть начала. Ну, я к Наташке подался – шланг надо было попарить. А Натаха чего, сам знаешь, живет с каким-то хмырем. вот у меня с ним там чуть драка не получилась. Но ничего, растащили нас, меня на улицу выкинули. А тут Вова навстречу! Собственной персоной, – бухой и в тельняшке. Он, говорят, в ВДВ где-то служил. И на сверхсрочной, говорят, был. Ну вот я и завис с ним на пару недель, школу вспоминали. Пили. Но понятия у нас, понимаешь, разные. Вот и поспорили.

Встал на колено и на дыню чурку поставил. Он думал, я его уговаривать стану! Но очко-то у него, в натуре, не железное. Как я топор поднял, так он и замандражировал сразу со своим карате. И заходило это полено у него в руках вправо-влево. Вот я и промахнулся! Сам виноват.

С Болотного дела, с окончательного окаменения власти, этих надежд становилось все меньше. Кровавый след аннексий и политических убийств отрезал для них самих возможность каких бы то ни было реформаторских вариаций. Новому Горбачеву в таком пейзаже взяться неоткуда. Гораздо реальнее, как мы видим, дальнейшее сползание в сторону Лукашенко, в пещеры… Превращение России в громоздкий и смертельно опасный для мира филиал Беларуси – дело, кажется, года-полутора.

В этих обстоятельствах, выбор между «уехать», «затаиться» и «лечь костьми» – личный выбор каждого, но выбор именно нравственный: в практическом смысле, путинские авгиевы конюшни, кажется, срослись со своим запахом окончательно. Ждем поворота исторической реки — и хотелось бы, признаться, чтобы не смыло вместе с фундаментом.

Раньше сядешь — раньше выйдешь

Столь грубое игнорирование правила «тронул — ходи» наводит на мысль, что либо теперь и всемирные кампании ведутся по интернет-принципу «прокукарекай, а там хоть и не рассветай», либо — ужасно и подумать — в ходе кампании произошли гонорарные разногласия. В русском бизнесе так часто бывает.

Иное дело, что мы не можем знать доподлинно, какую роль тут играет частное возмездие. По некоторым признакам вчуже может показаться, что в 2002–2003 гг. наряду с особо и не скрываемыми честолюбивыми замыслами имело место и скрываемое обеими сторонами тяжкое личное оскорбление, о котором нам в силу понятных причин никто не расскажет, но которое может многое определять. Это фактор Х, без которого коллизию нельзя вполне понять, но силу этого фактора извне оценить трудно.

Что даже худшему врагу не пожелаешь иметь такую группу поддержки, какую довелось иметь М. Б. Ходорковскому, — дело общеизвестное. В расчетах можно исходить из того, что эта группа причиняет делу освобождения узника большой или не очень большой вред, но пользы не приносит вовсе, а судьба его зависит от иных обстоятельств и лиц.

Прогноз дальнейших комбинаций по делу М. Б. Ходорковского довольно затруднителен не только в силу деликатности самого дела и вовлеченности в него разнообразных интересов, но и в силу того, что все участники сюжета дружно демонстрируют то, что жители угнетенной ЭССР называли «русской работой». Последний образец таковой работы — привлечение к делу нобелевского лауреата Э. Визеля. Лауреат, удостоенный в 1986 г. награды «За приверженность тематике, посвященной страданиям еврейского народа, жертвам нацизма», еще 24 июня объявил, что начинает всемирную кампанию за освобождение М. Б. Ходорковского. Казалось, что пущена в дело самая тяжелая — тяжелее некуда — артиллерия, но она как была пущена, так и замолчала, и с тех пор про всемирную кампанию ничего не слышно.

В рамках этого не самого красивого, но исторически, похоже, неизбежного разграничения полномочий дело российского Фуке сыграло сходную роль. Границы того, куда можно ходить и куда ходить не надо, были прочерчены. Было произведено всем понятное общее предупреждение. Попутно было произведено и частное предупреждение. Задумай сейчас по выходе на свободу М. Б. Ходорковский повторить свои честолюбивые начинания 2003 г., прежних возможностей к тому у него нет. Хороши или нехороши произведенные с 2003 г. изменения в законодательстве, но скупка депутатов и губернаторов навынос и распивочно сильно затруднена, да и прежнего объема средств для скупки тоже нет. При таких изменившихся обстоятельствах отчего же и не отпустить.

Раньше сядешь — раньше выйдешь

Муж попался пьяный за рулем повторно, до этого лешали прав и сейчас получается его остановили без прав в не трезвом виде, от освидетельствования отказался, машину забрали на штраф стоянку, чем это грозит, и как я (собственник авто) могу забрать машину? Мужу сказали что машина будет стоять на штраф стоянке до суда.

Сестренку ночью поймали ГАИшники, она была без водительского удостоверения (не получила еще) и в состоянии слабого алкогольно опьянения. Машину увезли на штраф. Стоянку. Был суд, дали 10 суток ареста. Можно ли забрать ее раньше? Если нет, как машину без ее участия можно забрать со штраф. Стоянки?

Муж в нетрезвом виде сел за руль, машина на мне. Мужа увезли в гибдд, машину на штраф стоянку, о том что машина на штраф стоянке узнала через 3 дня от знакомых, на машине есть штрафы и нет страховки, как её забрать со штраф стоянки и нужно ли платить за эвакуацию и стоянку машина находилась рядом с домом.

Стоял на парковке рядом с машиной пьяный, водьехали ГАИ составили протокол, машину на штраф стоянку меня в отдел, машина была не исправна, сделал экспертизу авто когда она стояла на штраф стоянке, лишат ли прав? И как доказать что я не ехал? А стоял на стоянке.

Маленький мальчик

Раз в московском зоопарке
Зверям выдали подарки.
Рано утром встали звери,
Потянулись, попердели
И решили не умыться —
Пойти в город похмелиться.
Раки — жареные сраки,
Слон без *** после драки,
Мандавошки, шмакодявки
И все прочие козявки.
Дикобраз, лисица, крот,
Заяц — ****ый урод,
Ядовитая змея —
Всех, короче, до***.

Говорит петух соседке,
Старой курице-наседке:
— Молод я не по годам,
Выпьем за любовь, мадам!
— Я вообще не пью такую
И катись скорей ты к ***!
Если будешь приставать,
Заклюю, ебёна мать!
В разговор вмешалась белка:
— Брось, хохлатка, строить целку,
Нынче все слабы на низ,
Лучше раком становись!

Тут ворвался царь зверей:
— Дайте денег поскорей!
Объявляет:
— Не ебаться,
Не ****еть, не матюгаться!
Только он проговорил,
Как козёл козе всадил!
С перепугу кто-то пёрнул,
Кто-то льва за яйца дёрнул.
Кто усрался, кто уссался,
Только слон не растерялся
И сказал, прищурив глаз:
— На *** нищих — бог подаст!
Лев обиделся — и в драку,
Но ударом мощным в сраку
Опрокинутый слоном,
Очутился под столом.
Закричали антилопы:
— Лев отбил муде и ***у!
Как он будет теперь *****?
Видно будет помирать!

Звери вышли из трамвая —
На углу стоит пивная.
Ослик сел за первый столик —
Сразу видно: алкоголик.
Тут заходит царь зверей:
— Кружку пива мне скорей!
Слон сказал:
— Ты *******!
Не дорос ещё до нас!
Лев полез, конечно, в драку,
Получил пинка под сраку,
Оказался под столом
Весь обоссанный ослом.
Началась возня такая —
Обосрали попугая.
.

Только вышли из трамвая,
Глядь — на улице пивная,
В окнах яркий свет горит
И заманчиво манит.
Вот зашли, заняли столик,
Самый главный алкоголик,
Престарелый лев морской
Говорит быку с тоской:
— Как напьюсь — всегда тоскую!
Бык сказал:
— Пошёл ты к ***!
Здесь не время тосковать,
Наливай, ебёна мать!

Это интересно:  Нижний новгород приемная семья вознаграждение

На допросе:
— Расскажите,где вы купили такой качественный диплом о высшем образовании?
— Нашёл на дороге!
— Вы утверждаете,что нашли на дороге диплом на своё имя.
— Совершенно верно!
— И как вы объясните такое совпадение?
— Это не совпадение. Просто паспорт на своё имя я купил позже.

Дальнобойщик устраивается работать в ГАИ. Командир посылает его и более опытного напарника на трассу с радаром, поколымить так сказать. Вечером командир спрашивает:
— Ну как успехи?
Опытный отвечает:
— Какие успехи, я стою с радаром, а этот сидит в машине и дальним светом моргает!

Женщина жалуется врачу:
— Муж совершенно потерял интерес к сексу.
Врач дает ей таблетки и говорит:
— Когда захотите, растворите одну таблетку в супе и дайте
мужу — все будет в порядке.
Назавтра женщина приходит снова и говорит:
— Спасибо, доктор! Я ему от жадности не одну, а две таблетки в суп бросила,
так он меня прямо за обедом на столе и. того.
— Ой, вам, наверное, было неудобно?
— Да, ужасно! Мы в этот ресторан больше не пойдем!

Идёт цирковое представление. На арене выступает укротитель львов. Он открывает пасть льву, достаёт свой член и кладёт его льву в пасть. После этого несколько раз сильно бьёт льва по голове. Тот не смыкает челюсть. Укротитель бьёт ещё сильнее — ноль эмоций, лев застыл с открытой пастью. После ещё нескольких сильных ударов, укротитель спрятал своё достоинство, и обращается к залу:
— Готов ли кто-нибудь из присутствующих в зале повторить этот трюк?
После минутной паузы из зала встаёт блондинка и говорит:
— Я готова повторить этот трюк, только по голове так сильно не бейте!

Попугай в самолете стюардессе:
— Эй, шлюха, виски и побыстрее!
Она приносит ему виски. Через некоторое время он же:
— Коза драная, виски мне и побыстрее!
Она обслуживает его снова. Мужик, сидящий позади попугая, думает:
«Что попугай может, могу и я». И кричит стюардессе вслед:
— Приебок, пива мне и поживее!
Терпение стюардессы переполнено и она жалуется капитану. Капитан
решает попугая и мужика выбросить. Дверь открывается. Попугай мужику:
— Мужик, для нелетающего ты слишком выёбистый.

В результате, через несколько дней мне сказали, что нужно готовиться к выходу «с вещами» . В это время пришла передачка с воли («кабан») от жены. Как полагается, я выложил основную часть продуктов «на общак», оставив себе блок сигарет и орехоа с черносливом. Все были в бане, а я собирался, оставаясь один в этой огромной и абсолютно тихой комнате. Скоро я был уже готов к выходу. Все вернулись и устроили мне достойные проводы. Так же как и в день моего прихода, все встали вокруг стола и передавая кружку с чифирем, попрощались со мной, коротко пожелав удачи и «скорой волюшки». Эти девять дней в общей камере запомнились мне на всю жизнь. Все было достойно, по-мужски, без лишних слов и действий. Двадцать мужчин жили без дешевых понтов, стараясь помочь друг-другу в тяжелой жизненной ситуации.

Немного о питании. Это наверняка будет полезно для людей , чьи близкие оказались здесь — в Бутырке . Пища, которую предлагает сама тюрьма в народе зовется «баландой» ( сколько раз слышал это слово) . Я пробовал ее пару раз . Первый — в «карантине». Это был рыбный суп из каких то консервов. На вкус он мне даже понравился , не буду врать. Съел половину тарелки , закусывая черным хлебом местного производства. Хлеб этот вполне приемлем для еды и выдается каждое утро в объеме буханки на человека. Иногда он бывает сыроватым внутри , но в целом это настоящий черный хлеб. Белый тоже есть , но он мне понравился чуть меньше. Второй раз я взял для пробы немного картошки, по какой то причине , она была представлена в виде маленьких , размером в сантиметр, цилиндриков , сдобренных чем то напоминающим жир. Не понравилось. На этом эксперименты закончились. В общей камере есть не хотелось , а на «Большом Спецу» с едой все наладилось достаточно быстро. Жена оплатила мне обеды из «ресторана» . Это своеобразные комплексные обеды довольно хорошего качества . Их приносят каждый день в обед, кроме субботы и воскресенья . Стоит такой обед порядка 250 рублей . Вместе с кашей быстрого приготовления и бутербродами , можно назвать такой рацион вполне достаточным . Помимо обедов есть возможность заказывать и другие продукты из «ресторана» . Курицу- гриль, сосиски и даже жареные пельмени. Но мы делаем это довольно редко , в основном по пятницам , в расчете на субботу и воскресенье.

Я, практически, ничего не ел. Не было желания. Срабатывал какой- то животный механизм, присущий кошкам в период болезни или повышенной опасности. В основном пил чай, иногда закусывая черным хлебом с чесноком, которого было вдоволь. Очень много курил, практически без остановки.

Оперативник не обманул и перевел меня на «Большой Спец» в чистую трехместную камеру на третьем этаже. В ней были два человека, Дима и Мажди. Они спокойно сидели на одной кровати перед кучей собранных для переезда вещей. Выяснилось, что Мажди уходит в другую камеру и мы останемся с Димой вдвоем. Камера была обжитой и полностью укомплектованной. Здесь был холодильник, телевизор, в углу работал большой вентилятор. В первый вечер очень долго разговаривали, делились подробностями дел, рассказами из жизни на воле. На утро Дима произнес фразу, которая идеально подходит для отражения хода событий в тюрьме : «День сурка» . Действительно, ты просыпаешься и видешь все тот же антураж. День идет по одному распорядку. Все твои действия и слова в течение дня, ничего не могут изменить и день подходит к концу. Ты засыпаешь и на следующее утро все происходит сначала. И так снова и снова.

После этого состоялась беседа с местным оперативником. Старлей оказался приятным, воспитанным молодым человеком. Он явно был на своем месте и производил хорошее впечатление. Оперативник сказал, что вскоре переведет меня в другую камеру. Поначалу я даже расстроился перспективе переезда.

Балдоха светит, но не греет (Дословно, хоть солнце и светит, но тепла от него нет. Иносказательно. Что толку от чего-то, если от этого нет выгоды. Например, есть популярность, слава и уважение. Но, что толку от этого, если все это не приносит определенных дивидендов в денежном эквиваленте).

При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru .
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Анекдоты (2007-03-26)

Гастроли Ксюши Собчак. Выступает в какой-то забытой Богом деревеньке — и надо ж такому случиться — ломает ногу. Ищут врача — но его нет. Тогда ведут больную к колхозному ветеринару.
Тот начал ее осматривать:
— Так больно?
— Нет.
— Так больно?
— Нет.
— А так?
— А-а-а!
— Тпрр-р-ру, бля!

Двое проктологов встречаются после работы.
Первый:
— Представляешь, приходит сегодня мужик — жалобы на боль в анусе.
Ну снимает штаны, смотрю, а у него вся жопа в шипах. Пять часов
провозился, пока вынул. А мужик, типа, в полном отказе — не знаю, мол,
откуда.
Второй:
— Ха-ха. У меня тоже вчера был прикольный случай. Пациент жалуется
на посторонний предмет, лезу, смотрю, а у него оттуда конверт торчит.
Разворачиваю, читаю: «Доктор, зеленоглазая брюнетка (стройная, без в/п,
с в/о, грудь 4 номер, замужем) ищет любовника. Если заинтересовались —
ответ той же почтой».
Первый:
— Ха-ха. Ну и ты чего?
Второй:
— Чего, чего. послал даме РОЗЫ.

Дальнобойщик устраивается работать в ГАИ. Командир посылает его и более опытного напарника на трассу с радаром, поколымить так сказать. Вечером командир спрашивает:
— Ну как успехи?
Опытный отвечает:
— Какие успехи, я стою с радаром, а этот сидит в машине и дальним светом моргает!

Попугай в самолете стюардессе:
— Эй, шлюха, виски и побыстрее!
Она приносит ему виски. Через некоторое время он же:
— Коза драная, виски мне и побыстрее!
Она обслуживает его снова. Мужик, сидящий позади попугая, думает:
«Что попугай может, могу и я». И кричит стюардессе вслед:
— Приебок, пива мне и поживее!
Терпение стюардессы переполнено и она жалуется капитану. Капитан
решает попугая и мужика выбросить. Дверь открывается. Попугай мужику:
— Мужик, для нелетающего ты слишком выёбистый.

Сидит на рынке мужик, продает кукушку. Подходит грузин и спрашивает:
— Почем ястреб?
— Не ястреб это, а кукушка. Грузин отошел, через некоторое время опять подходит и спрашивает:
— Почем ястреб?
— Ну, 25 тысяч, — отвечает мужик. Купил грузин кукушку, вскоре поехал на ястребиную охоту. Едет на лошади, на руке сидит кукушка. Вдруг с болота взлетает стая уток, грузин кукушку подбпасывает вверх. Она взлетает, садится на Дерево и кричит:
— Ку-ку, ку-ку!
— Ка-ку, ка-ку. Самую жирную хватай!

Сегодня ты можешь легко переехать в другой город и, если постараешься, даже в другую страну. Но в прошлом это было практически невозможно. Большинство людей от рождения и до самой смерти жили в одной деревне и не покидали её пределы. Максимум — это поездки в ближайший город на ярмарку с целью продать сено или корову.

Вплоть до конца XIX века, особенно среди крестьян, родить в четырнадцать и даже раньше было так же нормально, как сейчас после восемнадцати. Просто тогда понятия детства как такового не существовало, и девочка превращалась в женщину с приходом первых месячных. Так что для крестьянок было обыденностью иметь нескольких детей к совершеннолетию.

Раньше во многих культурах, особенно в азиатских, полнота считалась признаком красоты. И чем толще был человек, тем привлекательнее он казался окружающим. Но тут скорее речь не о внешней красоте, а о другой — о богатстве, ведь позволить себе страдать ожирением мог только обеспеченный человек. Носить на себе огромный живот было чем-то вроде езды за рулём «Мерседеса» S-класса.

То, что было нормой ещё несколько десятилетий назад, сегодня кажется чем-то диким и вызывает только один вопрос: «Как они могли это делать?» Вот несколько примеров странных и нелепых вещей, которые раньше были нормой. Возможно, точно так же то, что сегодня для тебя привычно, в будущем будет считаться как минимум неуместным.

Можешь представить себе саму мысль о том, что любой президент на планете правит от имени Бога и назначен им лично? В начале прошлого века для жителей многих стран это было неоспоримым фактом. Король, царь, император или кто-либо ещё садился на престол по «божьему помазанию» и был вторым после высшего существа наряду с Папой Римским, патриархом или каким-либо другим священнослужителем.

✅ Поскольку панацеи от страшно всех задолбавшего вируса пока не найдено, вся надежда на наш иммунитет. Поэтому сейчас самое время позаботиться о своем здоровье. Правильное питание, распорядок дня, пробежка или прогулка на свежем воздухе (если там, где вы живете, это разрешено). Если нет — можно заниматься дома — есть масса приложений и программ с подробными классами, например, вот тут масса всего на любой вкус и уровень подготовки.

✅Еще совсем недавно женщина, которой я была в прошлой жизни, посещала гламурные мероприятия и весело общалась на трех с половиной языках на разные темы с дипломатами, инвесторами, отельерами и рестораторами с бокалом просекко в руке. В последние 2-3 недели женщина смотрит на себя в зеркало один раз в день по утрам, чтобы удостовериться, что на лице не осталось зубной пасты и увлажняющий крем равномерно распределен по всей его поверхности.

Дальше по тексту: обладателям лошадей, осликов или собак, которые живут «не под одной крышей с владельцами», необходимо связаться с Партией защиты животных, которая обещает «решить вопрос» с Министерством сельского хозяйства. Формулировка «решить вопрос» звучит довольно зловеще — что-то в духе сицилийской мафии, но будем надеяться, что при «решении вопроса» ни один кролик, ослик или министр не пострадает.

Это интересно:  Что Делать, Если Ограничененное Имущество Не Соищмереримо Сумме Долга

✅В ходе своих многокилометровых марш-бросков с наушниками я набрела на чудесный лесок в самом центре Никосии на границе с оккупированными территориями. По одну сторону дороги лес и речка, по другую сторону — колючая проволока и тюрьма. Да, все по-взрослому, на Кипре тоже есть тюрьма. У колючей проволоки растут маки. Такие метаморфозы. На нейтральной полосе цветы — необычайной красоты…

✅ Шла уж не помню, какая неделя карантина. В этой новой реальности дни перестали отличаться один от другого, и неважно, какой сегодня день недели, число и месяц, и первый ли это понедельник апреля или все еще третья среда февраля. Самоизоляция из сравнительно симпатичной женщины за пару недель сделала непонятное homo pyjamas неопределенного возраста и пола с прической, которую можно описать милым словом «кудлатость».

На сайте ведомства сегодня появилась информация о том, что сотрудников ФБК подозревают в отмывании денег. Подчёркивается, что средства были получены заведомо преступным путём. По данному факту возбуждено уголовное дело. Сейчас следователи ведут проверку и собирают доказательства, чтобы наказать виновных.

Блогер Алексей Навальный и его сотрудники т.н. Фонда борьбы с коррупцией не уставали благодарить неравнодушных людей за пожертвования. То и дело ребята из каждого утюга вещали о том, что на их деятельность постоянно скидываются участливые россияне. На деле же – Навальный и Ко получают щедрые пожертвования от западных спонсоров. Эти денежки как раз и заинтересовали Следственный комитет.

Причём ещё вчера СМИ сообщили фамилии тех, кто фигурирует в этом деле. Среди тех, кто «нечист на руку», оказался и «десница» Навального Леонид Волков. Ранее он управлял фондом «Пятое время года», через который активно выводились средства. Оборот на счетах Волкова превысил полмиллиарда рублей. В схеме также были задействованы и другие сотрудники ФБК, но там уже, что называется, по мелочи: Роман Рубанов с 215 миллионами рублей и Руслан Шаведдинов с 52 миллионами.

Сейчас выкормыши Навального действительно под ударом. Ведь доказательств своей невиновности у них нет, тем более, что шайка предпочитала не отчитываться о движении средств. А вот Следственному комитету явно удалось насобирать материал для того, чтобы отправить всю ОПГ Навального за решётку.

Раньше сядем — раньше выйдем

В поиске ответа на этот вопрос американские ученые обратились к событиям столетней давности, до боли напоминающим сегодняшние. : Большой карантин не новость: мир сидел на нем ровно сто лет назад, когда по планете гулял смертоносный грипп, известный как «испанка». Он унес 50 миллионов жизней; почти каждый третий житель планеты переболел, каждый десятый заразившийся умер.

«В городах, где были приняты меры решительные и неотложные, спад деловой активности оказался не глубже, чем в других. Зато по окончании пандемии они росли быстрее», — поделились предварительными итогами своих изысканий экономисты американского центробанка (ФРС) и Массачусетского технологического института (MIT).

Раньше сядешь – раньше выйдешь: против навальнистов возбуждено уголовное дело

На сайте ведомства сегодня появилась информация о том, что сотрудников ФБК подозревают в отмывании денег. Подчёркивается, что средства были получены заведомо преступным путём. По данному факту возбуждено уголовное дело. Сейчас следователи ведут проверку и собирают доказательства, чтобы наказать виновных.

Причём ещё вчера СМИ сообщили фамилии тех, кто фигурирует в этом деле. Среди тех, кто «нечист на руку», оказался и «десница» Навального Леонид Волков. Ранее он управлял фондом «Пятое время года», через который активно выводились средства. Оборот на счетах Волкова превысил полмиллиарда рублей. В схеме также были задействованы и другие сотрудники ФБК, но там уже, что называется, по мелочи: Роман Рубанов с 215 миллионами рублей и Руслан Шаведдинов с 52 миллионами.

Блогер Алексей Навальный и его сотрудники т.н. Фонда борьбы с коррупцией не уставали благодарить неравнодушных людей за пожертвования. То и дело ребята из каждого утюга вещали о том, что на их деятельность постоянно скидываются участливые россияне. На деле же – Навальный и Ко получают щедрые пожертвования от западных спонсоров. Эти денежки как раз и заинтересовали Следственный комитет.

Сейчас выкормыши Навального действительно под ударом. Ведь доказательств своей невиновности у них нет, тем более, что шайка предпочитала не отчитываться о движении средств. А вот Следственному комитету явно удалось насобирать материал для того, чтобы отправить всю ОПГ Навального за решётку.

Новое в блогах

Старой актрисе для ускорения присвоения ей звания «народной» предложили вступить в партию. На приеме ее спросили, как она представляет себе коммунизм.
— Это когда всего будет вдоволь: и продуктов, и товаров, и за границу пускать будут. Одним словом, как при царе!

Собрание в колхозе. Выступает председатель и говорит. Нам выделили фанеру, так что будем делать — чинить коровник или курятник. Или построим сарай. Тут встает старый дед и говорит: — А давайте построим ероплан. — А зачем нам ероплан?
— А улетим отсюда к чертовой матери.

В СССР самая высокая секретность. Во Франции на одном заводе не знают, что делают на другом в той же фирме. В Англии в одной лаборатории не знают, что делают в другой, в соседней. В США сотрудник не знает, что делают за другим столом.
У нас сотрудник сам не знает, что он делает.

Начался НЭП. Рабиновича пригласили в ЧК:
— Мы строим социализм, но у нас денежные затруднения, и мы рассчитываем на вас, товарищ Рабинович. Наверняка у вас припрятано золото. Сдайте его.
— Я должен спросить жену.
Назавтра его снова пригласили:
— Что сказала ваша жена, товарищ Рабинович?
— Она сказала: «Пусть не строят. У меня тоже нет денег — так я ведь не строю!»

На лекции лектор говорит о том, что с каждым годом народ живет все лучше и лучше: «Если сейчас у нас на 100 человек – один автомобиль, то пройдет немного времени, и каждая семья будет иметь свой автомобиль. Пройдет еще немного времени, и каждый член семьи будет иметь свой автомобиль. Пройдет еще совсем немного времени, и каждая семья будет иметь свой вертолет». Голос из зала: «А на кой хрен нам вертолет?!» «Ну, допустим, в Туле выбросили колбасу!»

Раньше сядешь — раньше выйдешь

А меня задолбали люди, которые сразу после того как самолёт сел и встал на стоянку, даже не дождавшись, когда погаснет значок «Пристегните ремни», начинают копошиться, одеваться, забирать багаж. А потом стоят (иногда и по полчаса) в проходе. Ну вот зачем? Чтобы на две минуты быстрее из самолёта вылезти?

И последняя задолбашка из этой серии. Задолбали люди, у которых кресла впереди салона. Они садятся в самолёт и начинают весь свой багаж, а также то, что накупили в дьюти-фри, долго-долго рассовывать по багажным полкам, а вся остальная очередь вынуждена их ждать. Да я не боюсь, что самолёт улетит без меня, но на улице не всегда бывает хорошая погода.

СОВРЕМЕННЫЕ РУССКИЕ ПОГОВОРКИ И ПРИБАУТКИ

На манеже всё те же. (1. Обычно по поводу скандалящих соседей, а так же в адрес скандальных ток-шоу, их нравственно ущербных ведущих, зарабатывающих на людском горе, и их убогих гостей, пытающихся переорать не только других участников тех говорилен, но и самих ведущих. 2. В адрес хамоватых членов жюри, важно надувающих щёки, но не смыслящих в порученном им деле ни уха, ни рыла. — Прим. сост.)

Не бери на понт (мусор)! (1. Просьба или заявление не считать задержанного или арестованного фраером. Первоначально — воровской жаргон. 2. Понты — необоснованные (лживые) заявления или утверждения, преследующие какие-либо собственные выгоды. 3. Мусор — то же, что и мент, полицейский или следователь. Видимо, от старого названия Московского уголовного сыска (МУС). — Прим. сост.)

Кому на Руси жить хорошо; Некрасов Н

Совсем светло. Позавтракать
Мужьям хозяйки вынесли:
Ватрушки с творогом.
Гусятина (прогнали тут
Гусей; три затомилися,
Мужик их нес под мышкою:
«Продай! помрут до городу!» —
Купили ни за что).
Как пьет мужик, толковано
Немало, а не всякому
Известно, как он ест.
Жаднее на говядину,
Чем на вино, бросается.
Был тут непьющий каменщик,
Так опьянел с гусятины,
Начто твое вино!
Чу! слышен крик: «Кто едет-то!
Кто едет-то!» Наклюнулось
Еще подспорье шумному
Веселью вахлаков.
Воз с сеном приближается,
Высоко на возу
Сидит солдат Овсяников,
Верст на двадцать в окружности
Знакомый мужикам,
И рядом с ним Устиньюшка,
Сироточка-племянница,
Поддержка старика.
Райком кормился дедушка,
Москву да Кремль показывал,
Вдруг инструмент испортился,
А капиталу нет!
Три желтенькие ложечки
Купил — так не приходятся
Заученные натвердо
Присловья к новой музыке,
Народа не смешат!
Хитер солдат! по времени
Слова придумал новые,
И ложки в ход пошли.
Обрадовались старому:
«Здорово, дедко! спрыгни-ка,
Да выпей с нами рюмочку,
Да в ложечки ударь!»
— Забраться-то забрался я,
А как сойду, не ведаю:
Ведет! — «Небось до города
Опять за полной пенцией?
Да город-то сгорел!»
— Сгорел? И поделом ему!
Сгорел? Так я до Питера! —
«Чай, по чугунке тронешься?»
Служивый посвистал:
— Недолго послужила ты
Народу православному,
Чугунка бусурманская!
Была ты нам люба.
Как от Москвы до Питера
Возила за три рублика,
А коли семь-то рубликов
Платить, так черт с тобой! —
«А ты ударь-ка в ложечки, —
Сказал солдату староста, —
Народу подгулявшего
Покуда тут достаточно.
Авось дела поправятся.
Орудуй живо, Клим!»
(Влас Клима недолюбливал,
А чуть делишко трудное,
Тотчас к нему: «Орудуй, Клим!»,
А Клим тому и рад.)
Спустили с возу дедушку,
Солдат был хрупок на ноги,
Высок и тощ до крайности;
На нем сюртук с медалями
Висел, как на шесте.
Нельзя сказать, чтоб доброе
Лицо имел, особенно
Когда сводило старого —
Черт чертом! Рот ощерится.
Глаза — что угольки!
Солдат ударил в ложечки,
Что было вплоть до берегу
Народу — всё сбегается.
Ударил — и запел:

— Я каторжником был. —
«Ты, дедушка?»
— «Я, внученька!
Я в землю немца Фогеля
Христьяна Христианыча
Живого закопал… —
«И полно! шутишь, дедушка!»
— Нет, не шучу. Послушай-ка! —
И всё мне рассказал.
— Во времена досюльные
Мы были тоже барские,
Да только ни помещиков,
Ни немцев-управителей
Не знали мы тогда.
Не правили мы барщины,
Оброков не платили мы,
А так, когда рассудится,
В три года раз пошлем. —
«Да как же так, Савельюшка?»
— А были благодатные
Такие времена.
Недаром есть пословица,
Что нашей-то сторонушки
Три года черт искал.
Кругом леса дремучие,
Кругом болота топкие.
Ни конному проехать к нам,
Ни пешему пройти!
Помещик наш Шалашников
Через тропы звериные
С полком своим — военный был —
К нам доступиться пробовал,
Да лыжи повернул!
К нам земская полиция
Не попадала по́ году, —
Вот были времена!
А ныне — барин под боком,
Дорога скатерть-скатертью…
Тьфу! прах ее возьми.
Нас только и тревожили
Медведи… да с медведями
Справлялись мы легко.
С ножищем да с рогатиной
Я сам страшней сохатого,
По заповедным тропочкам
Иду: «Мой лес!» — кричу.
Раз только испугался я.
Как наступил на сонную
Медведицу в лесу.
И то бежать не бросился,
А так всадил рогатину,
Что словно как на вертеле
Цыпленок — завертелася
И часу не жила!
Спина в то время хрустнула,
Побаливала изредка,
Покуда молод был,
А к старости согнулася.
Не правда ли, Матренушка,
На очеп 1 я похож? —
«Ты начал, так досказывай!
Ну, жили — не тужили вы,
Что ж дальше, голова?»
— По времени Шалашников
Удумал штуку новую,
Приходит к нам приказ:
«Явиться!» Не явились мы,
Притихли, не шелохнемся
В болотине своей.
Была засуха сильная,
Наехала полиция,
Мы дань ей — медом, рыбою!
Наехала опять,
Грозит с конвоем выправить,
Мы — шкурами звериными!
А в третий — мы ничем!
Обули лапти старые,
Надели шапки рваные,
Худые армяки —
И тронулась Корёжина.
Пришли… (В губернском городе
Стоял с полком Шалашников.)
«Оброк!» — Оброку нет!
Хлеба не уродилися,
Снеточки не ловилися… —
«Оброк!» — Оброку нет! —
Не стал и разговаривать:
«Эй, перемена первая!» —
И начал нас пороть.
Туга мошна корёжская!
Да стоек и Шалашников:
Уж языки мешалися,
Мозги уж потрясалися
В головушках — дерет!
Укрепа богатырская,
Не розги. Делать нечего!
Кричим: постой, дай срок!
Онучи распороли мы
И барину «лобанчиков» 2
Полшапки поднесли.
Утих боец Шалашников!
Такого-то горчайшего
Поднес нам травнику,
Сам выпил с нами, чокнулся
С Корёгой покоренною:
«Ну, благо вы сдались!
А то — вот бог! — решился я
Содрать с вас шкуру начисто…
На барабан напялил бы
И подарил полку!
Ха-ха! ха-ха! ха-ха! ха-ха!
(Хохочет — рад придумочке):
Вот был бы барабан!»
Идем домой понурые…
Два старика кряжистые
Смеются… Ай, кряжи!
Бумажки сторублевые
Домой под подоплекою
Нетронуты несут!
Как уперлись мы нищие —
Так тем и отбоярились!
Подумал я тогда:
«Ну, ладно ж! черти сивые,
Вперед не доведется вам
Смеяться надо мной!»
И прочим стало совестно,
На церковь побожилися:
«Вперед не посрамимся мы,
Под розгами умрем!»
Понравились помещику
Корёжские лобанчики,
Что год — зовет… дерет…
Отменно драл Шалашников,
А не ахти великие
Доходы получал:
Сдавались люди слабые,
А сильные за вотчину
Стояли хорошо.
Я тоже перетерпливал,
Помалчивал, подумывал:
«Как ни дери, собачий сын,
А всей души не вышибешь,
Оставишь что-нибудь!
Как примет дань Шалашников,
Уйдем — и за заставою
Поделим барыши:
«Что денег-то осталося!
Дурак же ты, Шалашников!»
И тешилась над барином
Корёга в свой черед!
Вот были люди гордые!
А нынче дай затрещину —
Исправнику, помещику
Тащат последний грош!
Зато купцами жили мы…
Подходит лето красное,
Ждем грамоты… Пришла…
А в ней уведомление,
Что господин Шалашников
Под Варною убит.
Жалеть не пожалели мы,
А пала дума на сердце:
«Приходит благоденствию
Крестьянскому конец!»
И точно: небывалое
Наследник средство выдумал:
К нам немца подослал.
Через леса дремучие,
Через болота топкие
Пешком пришел, шельмец!
Один как перст: фуражечка
Да тросточка, а в тросточке
Для уженья снаряд.
И был сначала тихонький:
«Платите сколько можете».
— Не можем ничего! —
«Я барина уведомлю».
— Уведомь. — Тем и кончилось.
Стал жить да поживать;
Питался больше рыбою;
Сидит на речке с удочкой
Да сам себя то по носу,
То по лбу — бац да бац!
Смеялись мы: — Не любишь ты
Корёжского комарика…
Не любишь, немчура. —
Катается по бережку,
Гогочет диким голосом,
Как в бане на полке…
С ребятами, с девочками
Сдружился, бродит по лесу…
Недаром он бродил!
«Коли платить не можете,
Работайте!» — А в чем твоя
Работа? — «Окопать
Канавками желательно
Болото…» Окопали мы…
«Теперь рубите лес…»
— Ну, хорошо! — Рубили мы,
А немчура показывал,
Где надобно рубить.
Глядим: выходит просека!
Как просеку прочистили,
К болоту поперечины
Велел по ней возить.
Ну, словом: спохватились мы,
Как уж дорогу сделали,
Что немец нас поймал!
Поехал в город парочкой!
Глядим, везет из города
Коробки, тюфяки;
Откудова ни взялися
У немца босоногого
Детишки и жена.
Повел хлеб-соль с исправником
И с прочей земской властию,
Гостишек полон двор!
И тут настала каторга
Корёжскому крестьянину —
До нитки разорил!
А драл… как сам Шалашников!
Да тот был прост; накинется
Со всей воинской силою,
Подумаешь: убьет!
А деньги сунь, отвалится,
Ни дать ни взять раздувшийся
В собачьем ухе клещ.
У немца — хватка мертвая:
Пока не пустит по миру,
Не отойдя сосет! —
«Как вы терпели, дедушка?»
— А потому терпели мы,
Что мы — богатыри.
В том богатырство русское.
Ты думаешь, Матренушка,
Мужик — не богатырь?
И жизнь его не ратная,
И смерть ему не писана
В бою — а богатырь!
Цепями руки кручены,
Железом ноги кованы,
Спина… леса дремучие
Прошли по ней — сломалися.
А грудь? Илья-пророк
По ней гремит — катается
На колеснице огненной…
Всё терпит богатырь!
И гнется, да не ломится,
Не ломится, не валится…
Ужли не богатырь?»
«Ты шутишь шутки, дедушка! —
Сказала я. — Такого-то
Богатыря могучего,
Чай, мыши заедят!»
— Не знаю я, Матренушка.
Покамест тягу страшную
Поднять-то поднял он,
Да в землю сам ушел по грудь
С натуги! По лицу его
Не слезы — кровь течет!
Не знаю, не придумаю,
Что будет? Богу ведомо!
А про себя скажу:
Как выли вьюги зимние,
Как ныли кости старые,
Лежал я на печи;
Полеживал, подумывал:
Куда ты, сила, делася?
На что ты пригодилася? —
Под розгами, под палками
По мелочам ушла! —
«А что же немец, дедушка?»
— А немец как ни властвовал.
Да наши топоры
Лежали — до поры!
Осьмнадцать лет терпели мы.
Застроил немец фабрику,
Велел колодец рыть.
Вдевятером копали мы,
До полдня проработали,
Позавтракать хотим.
Приходит немец: «Только-то. »
И начал нас по-своему,
Не торопясь, пилить.
Стояли мы голодные,
А немец нас поругивал
Да в яму землю мокрую
Пошвыривал ногой.
Была уж яма добрая…
Случилось, я легонечко
Толкнул его плечом,
Потом другой толкнул его,
И третий… Мы посгрудились…
До ямы два шага…
Мы слова не промолвили,
Друг другу не глядели мы
В глаза… а всей гурьбой
Христьяна Христианыча
Поталкивали бережно
Всё к яме… всё на край…
И немец в яму бухнулся,
Кричит: «Веревку! лестницу!»
Мы девятью лопатами
Ответили ему.
«Наддай!» — я слово выронил, —
Под слово люди русские
Работают дружней.
«Наддай! наддай!» Так наддали,
Что ямы словно не было —
Сровнялася с землей!
Тут мы переглянулися… —

Это интересно:  Указ президента рф упрощенный порядок вступления в гражданство граждан украина

— Мне счастье в девках выпало:
У нас была хорошая,
Непьющая семья.
За батюшкой, за матушкой,
Как у Христа за пазухой,
Жила я, молодцы.
Отец, поднявшись до́ свету,
Будил дочурку ласкою,
А брат веселой песенкой;
Покамест одевается,
Поет: «Вставай, сестра!
По избам обряжаются.
В часовенках спасаются —
Пора вставать, пора!
Пастух уж со скотиною
Угнался; за малиною
Ушли подружки в бор,
В полях трудятся пахари,
В лесу стучит топор!»
Управится с горшечками,
Все вымоет, все выскребет,
Посадит хлебы в печь —
Идет родная матушка,
Не будит — пуще кутает:
«Спи, милая, касатушка,
Спи, силу запасай!
В чужой семье — недолог сон!
Уложат спать позднехонько!
Придут будить до солнышка,
Лукошко припасут,
На донце бросят корочку:
Сгложи ее — да полное
Лукошко набери. »
Да не в лесу родилася,
Не пеньям я молилася,
Не много я спала.
В день Симеона батюшка
Сажал меня на бурушку
И вывел из младенчества 1
По пятому годку,
А на седьмом за бурушкой
Сама я в стадо бегала,
Отцу носила завтракать,
Утяточек пасла.
Потом грибы да ягоды,
Потом: «Бери-ка грабельки
Да сено вороши!»
Так к делу приобыкла я…
И добрая работница,
И петь-плясать охотница
Я смолоду была.
День в поле проработаешь,
Грязна домой воротишься,
А банька-то на что?
Спасибо жаркой баенке,
Березовому веничку,
Студеному ключу, —
Опять бела, свежехонька.
За прялицей с подружками
До полночи поешь!
На парней я не вешалась,
Наянов обрывала я,
А тихому шепну;
«Я личиком разгарчива,
А матушка догадлива,
Не тронь! уйди. » — уйдет…
Да как я их ни бегала,
А выискался суженый,
На горе — чужанин!
Филипп Корчагин — питерщик,
По мастерству печник.
Родительница плакала:
«Как рыбка в море синее
Юркнешь ты! как соловушко
Из гнездышка порхнешь!
Чужая-то сторонушка
Не сахаром посыпана,
Не медом полита!
Там холодно, там голодно.
Там холеную доченьку
Обвеют ветры буйные,
Обграют черны вороны,
Облают псы косматые
И люди засмеют. »
А батюшка со сватами
Подвыпил. Закручинилась,
Всю ночь я не спала…
Ах! что ты, парень, в девице
Нашел во мне хорошего?
Где высмотрел меня?
О святках ли, как с горок я
С ребятами, с подругами
Каталась, смеючись?
Ошибся ты, отецкий сын!
С игры, с катанья, с беганья,
С морозу разгорелося
У девушки лицо!
На тихой ли беседушке?
Я там была нарядная,
Дородства и пригожества
Понакопила за зиму,
Цвела, как маков цвет!
А ты бы поглядел меня,
Как лен треплю, как снопики
На риге молочу…
В дому ли во родительском.
Ах! кабы знать! Послала бы
Я в город братца-сокола:
«Мил братец! шелку, гарусу
Купи — семи цветов,
Да гарнитуру синего!»
Я по углам бы вышила
Москву, царя с царицею,
Да Киев, да Царьград,
А посередке — солнышко,
И эту занавесочку
В окошке бы повесила,
Авось ты загляделся бы,
Меня бы промигал.
Всю ночку я продумала…
«Оставь, — я парню молвила, —
Я в подневолье с волюшки,
Бог видит, не пойду!»
— Такую даль мы ехали!
Иди! — сказал Филиппушка. —
Не стану обижать! —
Тужила, горько плакала,
А дело девка делала:
На суженого искоса
Поглядывала втай.
Пригож — румян, широк — могуч,
Рус волосом, тих говором —
Пал на́ сердце Филипп!
«Ты стань-ка, добрый молодец,
Против меня прямехонько,
Стань на одной доске!
Гляди мне в очи ясные,
Гляди в лицо румяное,
Подумывай, смекай:
Чтоб жить со мной — не каяться,
А мне с тобой не плакаться…
Я вся тут такова!»
— Небось не буду каяться,
Небось не будешь плакаться! —
Филиппушка сказал.

Кот Васька насторожился —
И прыг к веретену!
В другую пору то-то бы
Досталось Ваське шустрому,
А тут и не заметили.
Как он проворной лапкою
Веретено потрогивал,
Как прыгал на него
И как оно каталося,
Пока не размоталася
Напряденная нить!
Кто видывал, как слушает
Своих захожих странников
Крестьянская семья,
Поймет, что ни работою
Ни вечною заботою,
Ни игом рабства долгого,
Ни кабаком самим
Еще народу русскому
Пределы не поставлены:
Пред ним широкий путь.
Когда изменят пахарю
Поля старозапашные,
Клочки в лесных окраинах
Он пробует пахать.
Работы тут достаточно.
Зато полоски новые
Дают без удобрения
Обильный урожай.
Такая почва добрая —
Душа народа русского…
О сеятель! приди.
Иона (он же Ляпушкин)
Сторонушку вахлацкую
Издавна навещал.
Не только не гнушалися
Крестьяне божьим странником,
А спорили о том,
Кто первый приютит его,
Пока их спорам Ляпушкин
Конца не положил:
«Эй! бабы! выносите-ка
Иконы!» Бабы вынесли;
Пред каждою иконою
Иона падал ниц:
«Не спорьте! дело божие,
Котора взглянет ласковей,
За тою и пойду!»
И часто за беднейшею
Иконой шел Ионушка
В беднейшую избу.
И к той избе особое
Почтенье: бабы бегают
С узлами, сковородками
В ту избу. Чашей полною,
По милости Ионушки,
Становится она.
Негромко и неторопко
Повел рассказ Ионушка
«О двух великих грешниках».
Усердно покрестясь.

— Филипп на Благовещенье
Ушел, а на Казанскую
Я сына родила.
Как писаный был Демушка!
Краса взята у солнышка,
У снегу белизна,
У маку губы алые,
Бровь черная у соболя,
У соболя сибирского,
У сокола глаза!
Весь гнев с души красавец мой
Согнал улыбкой ангельской,
Как солнышко весеннее
Сгоняет снег с полей…
Не стала я тревожиться,
Что ни велят — работаю,
Как ни бранят — молчу.
Да тут беда подсунулась:
Абрам Гордеич Ситников,
Господский управляющий,
Стал крепко докучать:
«Ты писаная кралечка,
Ты наливная ягодка…»
— Отстань, бесстыдник! ягодка,
Да бору не того! —
Укланяла золовушку,
Сама нейду на барщину,
Так в избу прикатит!
В сарае, в риге спрячуся —
Свекровь оттуда вытащит:
«Эй, не шути с огнем!
— Гони его, родимая,
По шее! — «А не хочешь ты
Солдаткой быть?» Я к дедушке:
«Что делать? Научи!»
Из всей семейки мужниной
Один Савелий, дедушка,
Родитель свекра-батюшки,
Жалел меня… Рассказывать
Про деда, молодцы? —
«Вали всю подноготную!
Накинем по два снопика», —
Сказали мужики.
— Ну то-то! речь особая.
Грех промолчать про дедушку.
Счастливец тоже был…

Оцените статью
Доступное Правовое обеспечение